Израиль, Ашдод, Ацмаут 85 офис 17
(Карта)
Даниель
Белинсон
Ашдод
Концертное агентство
Ацмаут 85 офис 17
Ашдод
, Южный регион
Израиль
+972 8 8555800
+972 8 8679873
Сеть еженедельников
О газете Наши услуги Каталог бизнесов Объявления Star&Млад Газета On-Line Контакты Статьи

Интервью с Геннадием Ветровым

Геннадий Ветров: «Блатные на эстраде не приживаются!»

 

Нынешняя зима в Израиле почти до последних февральских декад зачем-то косила под лето. Вы можете относиться к этому как угодно, можете считать это полнейшей «дуркой» и даже «амбырдой», но... Прошли над страной политические Ливни и притянули за собой метеорологические. Подули ветры, и прилетели Ветреные люди. Во главе с Геной Ветровым.

В итоге, все оказались на своих местах: Ливни – в оппозиции, а Ветров – на сцене и, разумеется, в нашей арт-рубрике «Star&Млад».

 

— Здравствуйте, Гена! Помните, как говорил один киногерой: «До Вашего приезда у нас тут всё тихо было!..»

— Да уж, тихо... По плану гастролей один из наших концертов намечался в славном городе Ашкелоне. А за несколько дней до этого, на этот город упали две ракеты. Ашкелонское выступление пришлось отменить...

— Оказывается, не такие уж и ветреные вы люди...

— Со мной коллектив – артисты и обслуживающий персонал – всего около десятка человек. За каждого волнуются родные и близкие в России, и за каждого я, как руководитель, отвечаю.

...А вот за ветры, которые в Израиле задули аккурат в момент нашего прибытия, – я напротив, никакой ответственности не несу. Я тут на днях в гостинице смотрел какую-то телепрограмму, речь в ней как раз шла о дне Ефрема-ветродуя по народному календарю...

— О, да, это всем известный еврейский праздник!

— Серьёзно, если в этот день дуют ветры – быть последующему лету сырым и прохладным.

— Да ежели в Израиле хоть одно лето получится сырым и прохладным, то этого Ефрема точно причислят к лику иудейских святых.

...Ладно, давайте вернёмся к нашим баранам, оседлаем их и помчимся в ваше детство. Глядя на кого, юный Гена Ветров твёрдо решил стать артистом-юмористом?

—  Наверное... это был Луи де Финес!

— Ба!... А я был уверен, что это кто-нибудь из великой когорты несгибаемых советских юмористов: Райкин, Владимиров с Тонковым, Хазанов...

— Райкин, конечно, тоже! Под его влиянием у меня был целый период в творчестве, когда я вплотную занимался масками. Маски я делал сам, одну даже запатентовал потом за границей.

— В те времена юмор был тщательно отфильтрован цензурой, не то что ныне – говори всё, что в голову взбредёт! Я застал стандарты былые и нынешние, и затрудняюсь ответить, какой юмор был вкуснее. Но вот добрее мне казался прежний...

— Мне тоже сложно определиться с этим однозначно. Сегодня юмор тоже встречается разный, есть и такой, который можно назвать добрым. Отсутствие цензуры совсем не обязательно влияет на творческий продукт с позитивной или негативной однозначностью. Плюсы и минусы есть в любом деле. Тут главное в другом, – чтобы у авторов и артистов вовремя включалась собственная, внутренняя, цензура. В то время, когда я начинал работу на одном из первых частных телеканалов Санкт-Петербурга, начальство очень популярно объяснило мне: «Если у тебя нет своего худсовета в голове и в сердце, наш худсовет тебе ничем не поможет».

С тех пор я сам точно определяю, какие номера мне можно выносить на суд, а какие лучше оставить для компании моих друзей на камерной частной вечеринке. Моя аудитория, как телевизионная, так и концертная начинается с дошкольников и простирается до обладателей благородных седин. Посему я весьма консервативен на своих выступлениях и стараюсь преподносить шутки эзоповым языком. Взрослые всё понимают и смеются, а детям не ясно ничего, но они... смеются тоже, потому что смех, для любого возраста, штука заразительная.

— Считается, что нынешнее состояние эстрадно-юмористического жанра далёко от идеала. Это я очень мягко выражаюсь, многие мои коллеги, описывая работу коллег ваших, используют термины «безвкусица», «петросянщина», «зомбирование»...

— Сколько людей, столько и мнений. Каждый считает себя специалистом и знатоком юмора, а лично мне, признаюсь – судить трудно. Однажды прочёл у Салтыкова-Щедрина, что «всякому безобразию должно быть своё приличие». Мысль понравилась, и я взял её на вооружение. Артисту не должно быть стыдно за то, что он делает и показывает, и у каждого, надо признаться, своя точка отсчёта в этой шкале. У меня были номера, в том числе и вышедшие на экран, которые сегодня мне же смотреть немного... дискомфортно. Они не пошлые, нет... Но, пересматривая их сейчас, мне очевиден их «не тот» уровень. Тогда я успокаиваю себя тем, что это было на старте карьеры, когда некому было подсказать мне правильные ходы.

Юмор – это искусство, идущее по лезвию бритвы. Необходимо постоянно балансировать, малейший уход в сторону – пошлость...

— Вы сами готовите себе творческий материал?

— Артист эстрады должен стремиться к тому, чтобы нести зрителям что-то изнутри себя, из своей души. Иногда бывает, шандарахнет идеей и р-р-рраз – готов номер. А бывает... Вспоминаю, как посвящение Л.Утёсову я готовил полгода. И вроде бы неплохо получалось, позитивно, добро но... не смешно, и всё тут. А как об Утёсове можно показать не смешно???

И наоборот, однажды в кругу друзей, в полоборота, чистейшая экспромп-пародия на В.Кикабидзе стала одним из моих главных хитов на долгие годы. Раз на раз не приходится.

— Будучи клоуном на сцене, вам не обидно слышать, как в современном жаргоне это слово стали использовать с явным негативом? Например, в чей-либо адрес говорят с изрядной долей презрения «...Ну ты и клоун!..» 

— Ха!.. По мне, так «Клоун» — это всегда комплимент. Когда я поступал в театральное, меня не хотели брать из-за говора. Сказали – если заклеешь рот скотчем, будешь учиться. Волей-неволей пришлось научиться выражать себя не в словах, а в действиях. На этой почве взросло много моих оригинальных клоунских номеров, с которыми я объездил полмира. В разных странах у меня была постоянная и ключевая фраза, с которой я обращался к публике в начале каждого концерта: «Всё, что вы сейчас услышите, я вызубрил наизусть, поэтому не задавайте никаких вопросов, я всё равно ничего не понимаю!». Зрителям это безумно нравилось...

— Они были уверены, что вы шутите...

— Ничего подобного, они прекрасно знали, что «по-ихнему» я ни бельмеса не кумекаю. Уж что-что, а так называемый языковый барьер – искусству клоунады не помеха! Другое дело, что вернувшись в Россию и попробовав себя среди серьёзных юмористов, я понял, что на нашей эстраде клоунский жанр просто не выдержит конкуренции с жанром речевым. Поэтому сегодня на сцене я всё же больше толкаю речи, нежели репризы показываю. Но зрители на моих концертах не должны закрывать глаза и слушать одну лишь «говорящую голову» – постепенно собрался коллектив, который я скромно назвал в честь себя: «Ветреные люди». Самое приятное и дорогое для меня – это отношение зрителей. Никогда не случалось, чтобы хоть один из них покинул моё выступление посредине.

— Среди обывателей бытует мнение, что в российском шоу-бизнесе каждый жанр «крышуется» авторитетными мега-звёздами. Кто «Донья Корлеоне» юмористического цеха, неужели госпожа Дубовицкая?

— У нас такого понятия, к счастью, нет! Чтобы не быть голословным, приведу пример из собственной артистической биографии. Я пришёл на эстраду без всякого блата и без протекции. Просто однажды, в два часа ночи, позвонил Дубовицкой домой и «обрадовал» её: «Есть один потрясающий артист, который однозначно украсит вашу программу «Аншлаг». Она, конечно, была в полном шоке и от самого заявления, и от времени на часах. Потом Регина призналась мне, что согласилась на встречу только ради того, чтобы взглянуть на «этого наглеца и идиота».

В итоге мой номер понравился, его отсняли и выпустили в эфир. Спросили, есть ли ещё что-нибудь в репертуаре? Я ответил, что есть! У меня всегда есть! Поэтому, я всегда имею возможность предстать перед телезрителями. А бывают такие начинающие артисты, которые засветятся с одним номером на экране, а потом их нет. И это не «блат» закончился, а репертуар.

...И потом, надо чётко понимать: Дубовицкая, Петросян – они приглашают людей в свои программы. В программы Дубовицкой и Петросяна. И, соответственно, они имеют право делать свои программы такими, как считают нужным. Если кому-то не нравится...

— Я даже знаю кому – Ефиму Шифрину!...

— Он сам сделал свой выбор. Во-первых, он сам решил ограничить своё появление на экране. Когда он начинал свою карьеру, значимых юмористов в стране было «раз-два и обчёлся». А дальше Ефим решил, видимо, что его самого в телеэфирах стало слишком много. И тут палка о двух концах: когда тебя слишком много показывают, то меньше зрителей ходит на гастрольные концерты.

— Странно... В других эстрадных жанрах, скажем, не в юмористическом, а в песенном, всё наоборот. Многие даже платят специально, чтобы ротироваться в телевизионных и радийных эфирах и быть на слуху. Кстати, вам поступали предложения проплатить своё появление в каких-нибудь ультра-рейтинговых программах?

— Никогда!

— А сами готовы были бы заплатить, если бы вас... ну о-о-очень сильно туда потянуло?

— Если уж я в былые годы ничего не платил, то теперь, на моём уровне, как-то даже глупо это делать...

Вообще, эстрада – это такой довольно штучный товар, «блатные» здесь не приживаются. Чтобы преуспеть по-настоящему, нужно быть, в хорошем смысле, немного «крэйзи».

— Сейчас на канале НТВ есть программа «Ты смешной!», такой своеобразный конкурс для молодых юмористов. Там с «крэйзи» совершенно никаких проблем нет, буквально каждый второй. Не многовато ли будет?

— Секундочку, за «крэйзи» должна стоять личность, в противном случае – это просто диагноз. Должен быть артист, и у артиста должен быть кураж. Это возможно только при нарушении каких-то шаблонов и норм. В нашем деле нельзя быть слишком правильным.

— Трудно не согласиться, особенно глядя сквозь эту призму на историю украинского пародиста и шоу-мэна Андрия Данилко. Парень спел что-то похожее на «Раша, гуд бай!» и стал на российской эстраде персоной нон-грата...

— Знаете, у нас такая большая страна, что...

— «...Отряд не заметил потери бойца!»

— Не в этом дело! Просто, у каждого есть своя ниша, и мы глобально друг с другом не пересекаемся. Часто спрашивают, правда ли, когда вы, юмористы, собираетесь вместе на всякие вечера-капустники, у вас царит такая тёплая дружеская атмосфера, или это так, «на камеру», а на самом деле там один другого съесть готов без соли? Я говорю – правда! Мы, в самом деле, рады этим встречам, возможности поболтать, поделиться впечатлениями. Мы – не театр, в классическом его проявлении, когда в труппе многие, хочешь-не хочешь, друг друга «подсиживают». У нас, каждый – сам себе хозяин! Страна большая, её хватает на всех. Да ещё и, на всякий случай, есть Израиль, Америка, Германия... Главное – быть состоявшимся, тогда тебя непременно будут покупать.

Что же касается конкретно Андрея Данилко, – у меня с ним прекрасные отношения! То, что он делает в юморе и в музыке, это просто выше всяких похвал.

— Его по политическим мотивам убрали из российского телеэфира?

— На это мне сложно дать однозначный ответ. Недавно довелось видеть его на одном из наших каналов. Втором, если я не ошибаюсь... Насколько мне известно, у Андрея в последнее время вообще произошла очень сильная переориентация на Запад...

— В хорошем смысле этого длинного слова?!

— Безусловно, только в хорошем! Сердючка сейчас входит в число топовых музыкантов в в Германии, занимает верхние строчки чартов, собирает на свои концерты целые стадионы. Я слушал его новый альбом – просто фантастика. Песни на разных языках, причём отнюдь не перегруженные иностранными словами. Звучит очень вкусно!

— Вы тоже развиваете песенный сегмент своего творчества и небезуспешно. Шлягер про хулахуп, думаю, можно смело крутить на дискотеках.

— Спасибо! На одной известной американской студии звукозаписи делали мастеринг моего альбома. Операторы, не понявшие ни слова в текстах песен, тем не менее резюмировали: а, это ваше русское музыкальное ноу-хау – танцевальная музыка, помноженная на юмор. Приятно было получить такой отзыв.

— В нашу страну вы приезжаете не впервые. Впечатления позитивные?

— Впечатления – супер! Мне здесь очень комфортно на обетованной земле. Нас встретили и принимают как самых близких родственников. Глядя на это синее небо, на это синее море, на красивых людей, которых мы встречаем на улицах и на наших концертах, я могу сказать, что счастлив, и не покривлю душой.

 

Беседовал

Дмитрий Айзин

 

 

:
Карта - Израиль, Ашдод, Ацмаут 85 офис 17