Израиль, Ашдод, Ацмаут 85 офис 17
(Карта)
Даниель
Белинсон
Ашдод
Концертное агентство
Ацмаут 85 офис 17
Ашдод
, Южный регион
Израиль
+972 8 8555800
+972 8 8679873
Сеть еженедельников
О газете Наши услуги Каталог бизнесов Объявления Star&Млад Газета On-Line Контакты Статьи

Интервью с Самсоном Кемельмахером

Единственный и неповторимый идиш-бард

 

Концертная афиша - это своеобразное окно, в котором можно увидеть мгновение будущего сценического священодейства. Афиша Самсона Кемельмахера - это окно в счастливое детство тех из нас, кто застал уютную благодать провинциальных советских городков и пыльное очарование местечковых захолустий, кто просыпался от скрипа телеги, вдыхая ласковый аромат рвущейся в форточку сирени. Просто нужно увидеть Самсона и услышать его песни.

 

 - Я благодарен Б-гу за то, что с первых дней своего пребывания в Израиле я занимаюсь исключительно своей любимой работой, - рассказывает Самсон Кемельмахер.

- Мне не пришлось, даже на короткое время, оставить музыку... Я концертирую, пусть и с нечастым, но постоянством. У меня есть свой оркестр живой музыки, и мы не жалуемся на отсутствие востребованности, - приглашения выступать во всевозможных клубах приходят постоянно. Кроме этого, я с удовольствием участвую в музыкальных телепрограммах и выступаю в радиоэфире... Сперва на доисторической родине, а теперь уже и 17 лет в Израиле, в моей жизни счастливо совпадают две важнейшие её составляющие: работа и главное хобби: и то, и другое - музыка... 

- ...Которая, кстати, помогает тебе в исполнении другой важнейшей и, я не побоюсь этого слова, исторической миссии. Ты один из немногих людей в мире, сохраняющих для нашей нации её душу, её исторический язык идиш, на котором говорили евреи на протяжении последнего тысячелетия. 

- Не хочу показаться пафосным, но именно в этом я вижу своё главное предназначение, именно этому я посвящаю свою жизнь. Я продолжаю писать песни на идише, и в ближайшей перспективе увидит свет мой новый альбом, в который, наряду с неизвестными народными песнями, нигде и никогда не записанными и не звучавшими войдут и мои совершенно новые песни, написанные в последнее время. 

- В моём восприятии, сочетание "неизвестные народные песни" звучит довольно сюрреалистично. Как это, песни - народные, и вдруг... их никто не знает и не слышал?

- Когда меня спрашивают, сколько есть еврейских народных песен, я, как и положено аиду, отвечаю вопросом на вопрос: "А сколько было еврейских местечек в России и в Беларуси, в Украине и в Молдове?" И сам же начинаю рассказывать, что в одной только России, в конце девятнадцатого века, по официальным данным насчитывалось более полутора тысяч(!) еврейских местечек. Несмотря на общую схожесть, каждое местечко отличалось своей поэтической самобытностью, народ слагал уникальные песни, слагал сотнями и тысячами. И если перемножить тысячи местечек на тысячи песен, то получится...

- Получится впечатляюще! Но как эти песни попали к тебе?

- Они достались мне от родителей, причём, мне, в буквальном смысле, приходилось вырывать их силой. Мама с папой поражались тому, как я, будто губка, впитывал в себя сложные тексты, буквально заучивая их наизусть. Но это не простые песни - это шедевры. И конечно же, они - лишь маленькая толика того народно-творческого наследия, что оставили нам наши предки из старых уютных местечек. 

- Ты ведь и сам родом из местечка, не так ли?

- И да, и нет! Я действительно родился в чудном молдавском городке Калараше, бывшем в те годы сколь молдавским, столь же, практически, и еврейским. Но вскоре после моего рождения наша семья переехала в Кишинёв. Впрочем, с Каларашем наши пути дорожки не разошлись, отец постоянно возвращался в родной городок, где у него было множество родных, знакомых и друзей. Меня, уступая детской настойчивости, папа всегда брал с собой: я обожал дух местечка, наслаждался волшебной музыкой идишской фонетики, журчавшей в беседах евреев во двориках, на базаре и в синагоге. Этим духом и этой музыкой здорово пропиталась моя детская душа, сохранившая их в себе навсегда.

Будучи ребёнком я даже получил от каларашских старожилов прозвище "олте нус" - "старый носик". Оно вовсе не было для меня обидным. Я внимательно и сосредоточенно внимал всему, что слышал и видел: молитвам в синагоге, обрядам, обычаям народным да и просто разговорам людей. Наверное, это было заложено в меня на генетическом уровне. И так продолжается по сей день. 

- Мне очень понравилась фраза, сказанная о тебе знаменитым молдавским певцом, прекрасным артистом Ионом Суручану: "При всём творческом разнообразии на нашей молдавской эстраде единственную песню о Калараше написал еврей Кемельмахер. Прекрасную песню на идише!.."

- Ион Суручану - выдающийся артист и замечательный человек. Мне посчастливилось быть одним из музыкантов в его ансамбле. Мы много гастролировали в советские времена, когда Ион был на пике своей славы и были очень дружны с ним. Он с огромным уважением относится к еврейскому народу и еврейской культуре. Вспоминаю момент, когда после очередных успешных гастролей я подошёл к нему и сказал:

- Ион, мне придётся уйти из коллектива, я решил создать еврейский ансамбль и выступать с программой еврейских песен на идиш.

- Самсон, - ответил Суручану, - мне очень сложно тебя отпускать, ты отличный музыкант и коллега, с которым мне приятно работать. Ты прекрасно зарабатываешь в нашем коллективе, и у тебя блестящие перспективы. Но... по правде говоря, я с большим пониманием отношусь к твоему решению и, наверное, поступил бы на твоём месте точно так же. Ведь ты идёшь работать на благо своей нации, возрождать её культурное наследие! Это большая ответственность и большая честь для каждого сына каждого народа. Я благословляю тебя, и можешь всегда рассчитывать на мою помощь.

И действительно, мне очень приятно говорить о том, что, не единожды впоследствии, сам Ион Суручану и его брат Трофим мне такую помощь оказывали, и в творчестве, да и в жизни, в целом. Мы до сих пор очень дружны. Ион Суручану приглашает меня на свои концерты в Кишинёв, а я с удовольствием принимаю его в своём доме в Ашдоде. 

- Еврейский музыкальный ансамбль, гастролирующий с песнями на идише по Советскому Союзу - мечта твоей юности. Она могла исполниться только с приходом пресловутой Перестройки.

- Да, а до этого я "практиковался" на еврейских свадьбах в Кишинёве и других городах Молдавии. О, тогда мне пришлось почувствовать себя настоящим "диссидентом". Меня вызывали в соответствующие отделы "компетентных органов" и клеймили. Мол, как ты посмел спеть им "секвейште помидорн", "баз эцн ди калэ", "а тамган эйдндикер там", ну и так далее? Ты понимаешь, что переходишь границы? Честно говоря, я совсем не понимал, какие-такие границы я перехожу, исполняя песни на языке своего народа, знакомом мне с детства. И то - не песни даже, а лишь некоторые фразы, вставленные в песни на русском!.. Но, понимая с кем имею дело, я честно всё отрицал: мол, ну что вы, товарищи, тому, кто вам об этом доложил, просто всё показалось, я этого идиша и знать не знаю!.. 

- Зато потом, как мы уже говорили, с Запада в Совок задули исторические ветры перемен, и ты был вознаграждён сполна, выпустив первую в СССР пластинку песен на идиш. В прямом и переносном смысле - диск-гигант! 

- Быть может, он был первым не только в СССР, но и во всём мире, я даже не знаю! Владимир Терлецкий, ныне, к сожалению, покойный, в аннотации к этой пластинке написал обо мне: "Самсон Кемельмахер - это первый идиш-бард!" Пластинка под названием "Майн Лид - Майн Лэбм" - " Моя песня - моя жизнь", вышла на легендарной советской студии грамзаписи "Мелодия" в 1990 году  и переиздана в Израиле в 1993 году. В худсовете, принимавшем альбом, сидели авторитетнейшие люди: литературовед Хаим Бейдер и писатель Ихил Шрайбман. Я с особой гордостью и без всякого преувеличения могу сказать, что этот диск стал по-настоящему "Золотым". Его имела каждая вторая еврейская семья в Советском Союзе. До сих пор, когда я приезжаю с концертами в Россию, Украину, Молдавию и даже в далёкую Америку, ко мне подходят люди и благодарят за те песни, которые они слышали и слышат с этой пластинки. 

- У такого самобытного артиста, как ты, наверное, и мечты какие-то особенные?

- Прежде всего я мечтаю о том, чтобы возродился мой, "самый великий и могучий", язык идиш. Мечтаю, чтобы устроили концерт памяти Соломона Михоэлса, - с этой инициативой я несколько раз обращался даже к Иосифу Давыдовичу Кобзону; и мечтаю выступить на этом концерте. Мечтаю принять участие в конкурсе еврейской авторской песни в Канаде, - меня приглашали несколько раз, но пока, к сожалению, не получалось. Зато я не сомневаюсь, что рано или поздно мои мечты сбудутся! Я верю в это! Я оптимист!

 

Беседовал Дмитрий Айзин

 

:
Карта - Израиль, Ашдод, Ацмаут 85 офис 17