Израиль, Ашдод, Ацмаут 85 офис 17
(Карта)
Даниель
Белинсон
Ашдод
Концертное агентство
Ацмаут 85 офис 17
Ашдод
, Южный регион
Израиль
+972 8 8555800
+972 8 8679873
Сеть еженедельников
О газете Наши услуги Каталог бизнесов Объявления Star&Млад Газета On-Line Контакты Статьи

Интервью с Юрием Шевчуком

Юрий Шевчук: группа ДДТ родилась в Уе, а умрет в Питере

 

В  основе многих великих дел часто лежит абсолютный случай. Летом 1980 года, когда в олимпийской Москве хоронили Высоцкого, а наш гордый Кнессет особым законом провозглашал объединенный Иерусалим столицей еврейского государства, в далёкой Уфе встретились молодые ребята. Юрий, Геннадий, Владимир и два Рустама. И стало ДДТ.

С тех пор минули десятилетия. В группе менялись люди, на свет появлялись новые песни, которым в России тяжело стареть. Как и их автору. Разве кто-то из миллионов суппортеров ДДТ согласится поверить, что Юлианович, - константа отечественного рока, - способен измениться хоть на йоту?..

Имя Владимира Семёновича Высоцкого вспомнилось не случайно. В какой-то мере Высоцкий был и остаётся для Шевчука началом: духовным и культурным. Но главное, чему, на мой взгляд, научился Шевчук у Высоцкого это Честность. И Честь… В век, когда всё продаётся и покупается, как-то приятнее жить с ощущением, что в прогнившем человечестве, молекулой которого ты являешься, всё-таки остаются прожилки Совести.

Один из журналистов посетовал в своё время, что Шевчук это не тот человек, у которого следует брать интервью. Конечно, - согласился Юрий, - всё уже сказано в моих песнях!

Глубоко символично, что Шевчук и его дружная команда прилетели к нам в Израиль в самый разгар осени. Прилетели, чтобы снова напомнить нашим душам о самом главном.

…Говорят, лучшее - враг хорошего. В таком случае, это проблемы хорошего. Потому что Шевчук - лучший!..

 

- Юрий Юлианович, мы вас категорически приветствуем на земле обетованной! Как здорово, что вы снова к нам приехали!

- Мне тоже приятно в очередной раз оказаться в этой прекрасной стране, за что хочется выразить особенную благодарность нашим постоянным израильским партнёрам - компании "Rest International" во главе с Леонидом Ланцманом. Мы, между прочим, здесь уже в шестой раз(!), больше нас сюда никто ещё не приезжал из групп.

- Наверное, между DDT и Restом за это время установилась настоящая "химия"?

- В каком смысле… химия?

- Не в том, конечно же, что вы вместе чего-то там химичите! У нас в Израиле "химией" принято называть особо дружеские отношения между людьми.

- Теперь понятно. Наше сотрудничество с Лёней и ребятами очень приятное и плодотворное. Они очень хорошо относятся к рок-музыке и её живому звучанию, и мы всегда окружены большим вниманием и заботой. При этом, заметьте, мы - коллектив весьма прихотливый, с очень серьёзными требованиями по звуковой аппаратуре, свету, экранам. Всё это стоит дорого, а спонсоров соответствующих - нет!

Но "Rest International" со всеми трудностями справляется отлично. Довольны мы и, надеюсь, довольны наши зрители в Израиле!

-  На сцене вы человек феноменально открытый. Наблюдая за вами со стороны и пообщавшись даже самый мизер времени, сразу чувствуешь, что Юрий Шевчук - такой же и в повседневной жизни.

- Я не актёр, и всегда делал на этом необходимый акцент. Себя самого я не играю, - какой есть, такой есть. Рок-н-ролл, рок-музыка в целом, русский рок, российский, если хотите, учитывая, что у нас в группе ребята разных национальностей работают и отдыхают, живут, в общем, - так вот, всё это - очень демократичная форма сотворчества. Вы, наверное, обратили внимание и на то, что у нас нет неких сценических костюмов: в чём ходим, в том и играем. Возможно, кого-то это и шокирует, но, с другой стороны, естество очень важно в том, что мы делаем. Наши концерты - не мессианство, мы - не гуру! Мы ищем общения с публикой и находим его, как, например, на сегодняшнем концерте (в Ашкелоне - Д.А.), когда зал нам ответил, когда завязался диалог, от которого мы ощутили самую настоящую радость простого и близкого общения с друзьями…

Порой громко мы кричим, порой переходим на шёпот. По-разному случается, но это всегда понятный разговор о жизни и смерти, о любви и о войне.

- Страшно, что тема войны сегодня, как и полвека назад, снова становится всё более обыденной и злободневной…

-  Израиль воюет, Россия воюет. Войны нынче очень много стало, к сожалению. Мы пытаемся многое выразить об этом в наших песнях. Я пацифист, в некотором смысле, но согласный с мыслью о том, что если не кормить свою собственную армию, то придётся кормить чужую.

- Вы чувствуете, какую сильную и глубокую веру испытывают к вам зрители. И даже нынешняя молодёжь, которая, в принципе, отказывается верить во что бы то ни было?

- Нам верить не нужно, верить нужно в Б-га! А человека следует любить. Это нечто иное, и так будет правильно.

- Находясь здесь, на Святой Земле, вам удаётся проникнуться её особенной аурой?

- Я всегда с большой радостью принимаю приглашение приехать на гастроли в Израиль. Давно уже чувствую себя здесь, как дома: множество людей вокруг говорят на моём родном языке. Глаза у всех внимательные, и вообще, очень крепкие духом люди здесь живут.

Жаль, что в России многие не осознают, насколько Израиль - страна духовная. Не хочу ничего плохого сказать о своей стране, но, лично мне, хотелось бы, чтобы и в России такой же дух был. Мощный…

Без такого духа любое сообщество людей, любая цивилизация, обречена на вымирание. Дух Израиля я не просто чувствую, я приезжаю сюда им напитаться. Иерусалим для меня, как для православного, верующего, человека - город совершенно особенный, святой. В каждый приезд я туда отправляюсь, надеюсь, и в этот раз мне удастся побродить по его улицам, подумать, поговорить с ними, помечтать. И покаяться.

- Всегда интересно заглянуть в детские годы известных рок-музыкантов.

- За всё, чего мне удалось добиться в жизни, я во многом благодарен своей маме. Она была моим учителем. Папа днями пропадал на работе; он был замечательным, служивым таким, человеком. Закончил войну с Германией в сорок пятом, в Вене…

Мама дала мне всё! Я хоть и не еврей, но знаю, как мамы в еврейских семьях занимаются своими детьми. С четырёх лет мама читала мне Пушкина: сначала сказки, а несколько позже - и стихи. Будучи художником, они привила мне подлинный интерес к живописи.

Когда я родился, мама с уверенностью всем заявила - вот он, мой второй сын, непременно станет художником. Заботливые руки мамы направляли меня потом по этому предсказанному ею пути. Художественная школа, музыкальная… Периодически я оттуда сбегал, куролесил, но, всё теми же мамиными стараниями, возвращался на путь истинный.

Моей маме сейчас восемьдесят лет. Она до сих пор занята творчеством, когда позволяет самочувствие, зависящее от переменчивого питерского давления. Поэтому я маму порой в шутку величаю "заслуженным метеорологом".

Благодарен я ей за всё безмерно…

- Школьные ваши годы прошли в Уфе?

- Да, и я всегда приезжаю в этот город с особым чувством. У нас там был большой юбилейный концерт на стадионе, где собрались двадцать пять тысяч зрителей. Мы привезли двадцать трейлеров с аппаратурой, это было триста киловатт звука!.. Сцена была длиной 72(!) метра!.. Для сравнения, у "Роллинг Стоунс" - 74 метра. Мы "оторвались" по полной, что там говорить. Всё-таки Уфа - это, действительно, моя родина. Не физическая, родился-то я на Колыме, а родина духовная. Там организовалась наша группа, и я вытащил на сцену всех старых музыкантов.

Подобных концертов мы провели два: кроме Уфы, ещё в Питере, на стадионе "Петровский", заполненном под завязку. И этот выбор городов, конечно же, не случаен. Если Уфа - город, где группа ДДТ родилась, то Питер - это место, где она умрёт. Два города, две важнейшие наши вехи…

- Вы отчётливо застали и те самые пресловутые "советские годы застоя", и перестройку, и времена нынешние. В какой из этих периодов, на ваш взгляд, духовность народа была выше?

-  Если вы имеете в виду Россию, то духовность народа была выше в середине… девятнадцатого века. (Мы смеёмся, в одинаковой степени дружно и грустно)

Замечательный режиссёр и человек Андрей Смирнов, снявший "Белорусский вокзал", работает сейчас над документальным фильмом о нашей российской истории. Этот фильм, где я выступаю в качестве ведущего, посвящён столетию русской демократии, которое приходится на приближающийся 2006 год. Пользуясь уникальными архивными документами, которые, всеми правдами и неправдами, достаёт Андрей Смирнов, мы пытаемся, отслеживая историю государства российского от самых его истоков, разобраться, а была ли вообще у нас когда-либо хоть какая-нибудь демократия?!

Работа над фильмом, вообще, работа с историческим материалом, - поразительно интересна. На днях, когда мы были уже на пути в Израиль, Смирнов позвонил мне и шёпотом, в волнении человека, одновременно обрадованного и потрясённого, рассказал, что наткнулся в архивах на исторический документ невероятной важности.

Оказывается, высшее офицерство, приведшее к власти императрицу Анну  Иоанновну, заставили её перед входом на престол подписать некий документ об ограничении монархии. Эти ограничения, между прочим, были сильнее тех, что действуют в сегодняшней Англии. И Анна эту бумагу подписала… А потом, другие силы отговорили её, и императрица указ разорвала. Теперь, спустя века, этот порванный документ попал в руки режиссёра Смирнова и будет использован в нашем фильме. Понимаете, Россия ведь могла пойти совершенно по другому пути!..

- Вы говорите, что пытаетесь анализировать в этом фильме, на каком этапе демократия в России была сильнее. К какому же выводу вам удалось прийти?

- Знаете, третья и четвёртая Думы, это примерно в период перед первой мировой войной, были очень сильными в этом смысле.  Гораздо сильнее и независимее нынешней российской Думы. Был удивительный человек Родзянко, настоящий патриот своего государства…

Но та Дума рухнула. Зашёл матрос Железняков, произнёсший историческую фразу "Караул устал, прошу освободить помещение!" Странно, правда? Какая-то кучка молодых людей с радикальными взглядами может так вот запросто изменить ход истории…

Потом, через семьдесят лет, демократия в России, вроде как, возродилась, но… Если кого-то интересует моё личное мнение, то её, демократии, у нас нет и не было вовсе. Есть нищие и очень нищие люди, и есть богатые, которые первых считают быдлом. Я за это их очень не люблю. Социальный разрыв между этими группами постоянно растёт. В Москве можно увидеть, как от стодолларовых бумажек подкуривают сигареты, а где-то совсем рядом, в Подмосковье, людям жрать нечего.

Политика государства нашего недальновидная очень. Эти стабилизационные фонды непонятные!.. Вместо того, чтобы быть инвестированными в промышленность, производство, в науку и в образование, деньги покоятся на счетах в американских банках.

С другой стороны, несмотря на то, что общество наше зреет, и люди многое стали понимать, растёт волна радикализма. Я знаю и вижу многих людей, которые, может быть, уже завтра выйдут на улицы. Этого очень боится наше правительство. Боится повторения у нас всяких "оранжевых" революций. Я даже придумал название будущей такой революции в России, если таковая, не дай Б-г, произойдёт. Я назвал её "берёзовой" (грустно смеётся)… Но у нас это так бескровно, как на Украине, не получится. Россия - злая страна, к сожалению.

С другой стороны, мы вот недавно проехали с выступлениями по многим городам Украины и увидели, что очень многие из тех, кто поддерживал тамошнюю оранжевую революцию, сегодня очень расстроены. Они совершенно ничего, как говорят, не "поимели": никакой ни свободы, ни фига!.. Они просто поменяли власть и владельцев денег, а сплошные разочарования снова остались у народа…

- …И, вспоминая ваши пробирающие до костей слова, - в глазах государственных шлюх по-прежнему много правды? 

- Мы сегодня на концерте говорили со зрителями о Любви. Как уже затаскали это понятие, да и само слово любовь, а всё-таки оно не умерло. И слово правда тоже не умрёт, кто бы под него не подряжался. А потом, ведь и среди министров и правительственных чиновников тоже иногда, хоть и реже, чем хотелось бы, встречаются честные и порядочные люди, что меня лично очень радует.

Россия сегодня, в который уже раз, оказалась на перепутье. Мы на своих концертах разговариваем с людьми об этом. Мы никого не учим, не лечим, мы просто поднимаем эти вопросы. Искусство, если им правильно заниматься, вообще должно всегда ставить вопросы. А уж отвечать на них не нам, а каждому человеку в отдельности.

- Как же ответить на вопрос, почему Россию всё глубже засасывает болото национальной и расовой нетерпимости. "Чужаков", если такое определение подходит к тому же перуанскому студенту в Воронеже, у вас теперь бьют не до крови, а до смерти.

- Я удручён!!! Я уже говорил о резком росте радикализма в России. Очень большая доля в нём приходится на фашизм. Свастику на стенах можно встретить всё чаще. Это страшно и это больно. Я сейчас пишу песню обо всём этом. Называется она "Тогда ты был антифашистом"…Песня будет очень жёсткой; мы всегда отвечаем, как можем, и как того требует дело. Это ужасная трагедия для России - все эти бритоголовые. Понимаю, что "мочить" их - это одно, но иногда, идя с ребятами по улице, я останавливаюсь и пытаюсь заговорить с такими. Чтобы, быть может достучаться, попытаться понять, откуда это, почему?..

Но такой там нигилизм, такое беспросветное отрицание всего. Они не верят ни в прошлое, ни в будущее. И возле них всегда находятся люди, которые ткнут пальцем во "врага". Вот этих "мочить" нужно обязательно, их уже не исправишь. А молодёжь, ими одурманенную, всё же надо попытаться спасти.

- Группа ДДТ на сцене двадцать пять лет. Какой итог подводите вы столь серьёзному творческому этапу?

- Да никакой… (безразлично машет рукой) … Я абсолютно об этом не думаю, смею вас уверить. Об этих "этапах", "периодах" и прочей дребедени. Мы просто работаем, как - вы сегодня видели.

И вообще, чем меньше об этом думаешь, тем меньше в тебе "звезды". А "звезда", как говорил Андрей Васильев, наш бывший гитарист, "это тогда, когда лучи мешают в метро заходить". И с людьми общаться. Поэтому, мы не "звёзды", мы просто работаем! Я думаю, что ещё не написал и не спел той песни, на которой бы успокоился. И дай Б-г, чтобы она была написана как можно позже.

- И всё же, - четверть века на сцене!!! Многие самые преданные ваши поклонники младше по возрасту, чем сама группа ДДТ.  Что они находят для себя в ваших таких серьёзных и взрослых песнях?

- Мы умрём молодыми, они это видят. Мы молоды духом, а дух - это главное. Иногда видишь семнадцатилетнего парня, вроде и здорового телом, а по духу - глубокий старик. А бывает и наоборот. В любом случае, тело служит всего лишь оболочкой.

- Вы рассказали о памятных выступлениях в Уфе и Санкт-Петербурге. Сегодня, здесь, на земле обетованной, прошёл ваш потрясающий концерт, ставший настоящим праздником для ваших многочисленных израильских поклонников. За двадцать пять лет концертов было множество; какой запомнился вам более всего?

- Трудно сказать. Простите за пафос, но мы стараемся на каждом концерте выступать так, словно он последний. Другое дело, что порой случаются удачи в диалоге со зрителем. Бывает такое удивительное единение с залом, что ты летаешь на концерте, словно на крыльях. Это совместный полёт с публикой в зале или на стадионе, полёт за грань реальности, когда даже начинаешь немного "пропадать". Не случайно, кстати, и программа эта называется "Пропавший без вести". Едва ощутимый такой сдвиг происходит, на миллиметр. И всё вроде бы реально вокруг тебя происходит, а с другой стороны… Но это ощущения, которые трудно передать словами, когда удаётся достичь их, просто ни о чём уже не думаешь. Такие концерты я люблю, и они, к счастью, у меня случались и случаются. Но, мало…

- Тогда я, от израильской медиа-группы "Максимум" и от имени всех поклонников ДДТ в нашей стране пожелаю вам, чтобы таких концертов и таких праздников души у вас было как можно больше. Здоровья вам, всем музыкантам ДДТ и новых творческих успехов. Приезжайте к нам почаще!

- Спасибо! Я внимательно слежу за теми событиями, которые происходят в Израиле. Порой эти события бывают сложными и даже трагическими. Но, с другой стороны, у вас всё есть! Вы - замечательные люди в прекрасной стране, которую хранит Г-сподь.

 

 Беседовал Дмитрий Айзин

:
Карта - Израиль, Ашдод, Ацмаут 85 офис 17